Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход
| RSS
Вс
22.10.2017
11:18


Меню сайта


Наш опрос

Какую "версию" игры "STALKER: Чистое Небо" Вы приобретете (приобрели)?
Всего ответов: 173





Глава 3
Встреча


Ходоки прилично попетляли, прежде чем добрались до намеченного ориентира. Перебравшись через забор рядом с дырой (от греха подальше), напарники оказались на северо-западе завода Росток. Бывший производственный комплекс молча принял гостей. Без рычания мутантов и грохота от выстрелов. На «полусогнутых» охотники за артефактами устремились до ближайшего маломальского укрытия и притаились. Среди развалин они не почувствовали себя уверенней. Да, теперь не торчали как нос на лице в оптике у возможного снайпера, однако с другой стороны, – в любой коробке мог залечь жадный до чужого добра человек. Со своего места сталкеры могли контролировать территорию только перед и за собой. Слева обзору мешало административное здание с пропускными воротами, а справа видимость ограничивали проржавевший ангар и крытая погрузочная платформа. Монументальные в своем запустении сооружения давили на психику, вызывая легкое чувство клаустрофобии. Немного успокаивало лишь то, что КПК не фиксировали наличие поблизости движущихся объектов и включенных ПДА.

«Вон тот вагон…» – прищурившись, Нестор определил на глазок расстояние до следующей точки остановки. Железнодорожные пути с обветшалыми товарными вагонами пролегали в метрах тридцати от их укрытия. И все бы ничего, если бы рельсы, стрелочный механизм и семафор не облюбовали Электры, с нежностью пробегающиеся по их поверхности шаловливыми пальчиками голубых разрядов. Словно предупреждая бродяг, одна аномалия вдруг разрядилась, выбросив в округу пучок ослепительных молний. И тут же следом, где-то над Янтарем небо пронзила ломаная кривая грозового разряда.

Покосившись на далекую вспышку, Бизон произнес:

– Сверкает… Слышь, Штурмыч, чуешь какой воздух чистый?

– Ага. Будто и не в Зоне вовсе, – согласился Нестор. – Я думаю так, дружище, – переползем за те вагоны и там чуть-чуть передохнем.

– Хм… а надо ли? После Выброса на Дикую Территорию до фига зомбаков выползает. Патронов много потратим пробиваясь. Может, выйдем чуть севернее и просквозим мимо?

Нестор фыркнул.

– Не мимо, а прямо. К кровососам и Каруселям. К двум «ка». Только кучка «ка-ка» от нас и останется. – Сталкер оторвал взгляд от детектора аномалий. Глянул по сторонам. – Аномальное поле там. Большое. Арчи проболтался, что с южной стороны оно как раз касается Дикой Территории, а если по северу, то придется делать крюк чуть ли не до Милитари. Так что мы в рамках – пока зомбаки сюда доберутся, нас здесь уже не будет. Да и должники не так давно стреляли…

Нестор подтянул лямки вещмешка и сделал первый шаг к железнодорожной ветке. Гоша с шумом втянул в себя воздух и, по молчаливому согласию, вышел вперед.

Мелкими шажками, осторожно обходя вросший в землю хлам, ходоки двинулись к путям. Ведомый за ведущим. След в след. Проброс за пробросом. От того, как пружинила под ногами «земля», Штурман ощущал себя идущим не по асфальту, а по коварной топи. Вздутия и бугры легко сходили за кочки, из разломов и трещин росла остролистая травка, а черные лужицы с успехом исполняли роль бездонных «окон». Одно слово – болотина.

Обошлось.

Достигнув железной дороги, сталкеры принялись аккуратно переступать через рельсы.

«Хорошо хоть в Зоне нет такого понятия, как шаговое напряжение… А то к Электрам вообще было бы не подойти… А вот молнией через рельсу шарахнуть – еще как может. Загадка природы, блин… причуда Зоны…» – размышлял Нестор, то и дело скашивая глаза на плескающиеся неподалеку синие молнии. Аномалии резвились и играли друг с другом, не обращая никакого внимания на ничтожных сталкеров. В воздухе стоял устойчивый запах озона.

Метры, метры…

На покорение расстояния от забора до кирпичного здания ходоки затратили полтора часа. Каких-то триста метров по аномальному болоту, а сил ушло, – словно они пробежали эти триста метров на полной скорости, с пудовыми гирями на спинах, да еще и преследуемые тигром-людоедом. Сбросив вещмешки на пол бывшего склада, сталкеры расположились на перерыв. Теперь была очередь Нестора угощать куревом. Наблюдая через оконный проем за улицей, он достал помятую пачку «Мечты» и извлек из нее две сигареты. После такого большого дела – не жалко. Без особого энтузиазма отметил, что раны «ведут себя хорошо». Пальцы автоматически начали разминать «успокоительное». Георгий тем временем установил металлическую распорку, положил на нее две таблетки сухого горючего и поджег. Поднес огонь напарнику. Штурман на секунду отвлекся от созерцания окрестностей и начал прикуривать. Неожиданно игра огня заворожила его. Язычок пламени, то бледно-голубой, то ярко-оранжевый, поманил в свои глубины. Взгляд Нестора заскользил следом и уперся в лицо Бизона. Кончик Гошиной сигареты вспыхнул Огненным Шаром.

Лицо у напарника отсутствовало!

Вместо него Штурман увидел черный череп с горящим «артефактом» в зубах. Полыхающие мертвенным светом глазные яблоки висели в пустоте широких глазниц.

Струя дыма ударила Нестору в лицо. С приглушенным хрипом он отшатнулся. Иллюзия пропала. Перед ним стоял все тот же Гоша, в шапке-душегубке, с накинутым на голову капюшоном и наливающим в кружку воды для кофе.

«Да что же это такое!? Похоже, основательно кабан мне мозги стряс...»

– Штурм, ты чего? – Георгий присел на вещмешок. Вытянув ноги, принялся тихонечко насвистывать, ожидая, когда закипит вода.

– Я на свежий воздух, Гоша. Осмотрюсь еще раз, – уклонился от ответа Нестор и, не дожидаясь согласия напарника, через дыру в стене выскользнул наружу.

Ему безумно хотелось пройти к памятному вагону и наконец уже вскрыть сверток, но прямо таки маниакальная осторожность переборола это желание. Укрыв в кулаке тлеющую сигаретку, он посмотрел на крышу склада. Место для наблюдения выглядело так же, как и при последнем посещении. Через полминуты сталкер лежал наверху и осматривал территорию в бинокль. На севере, востоке и юге – ничего стоящего. Свежие трупы слепых псов, снорка и кучки тушканов. Людей нет. А вот на западе…

На западе разыгралась кровавая драма.

Квад, о котором говорил Михалыч с блок-поста, потерпел поражение. Бойцы хорошо продвинулись вглубь Дикой Территории, отметив свой путь телами мутантов. Но сейчас, удача изменила сталкерам. Они отступали. С потерями. Один «должник» с тяжелыми ранениями висел на плечах второго. Безвольно болтающуюся голову покрывали красные от крови бинты. Армейские ботинки тяжело стукали по бедру несущего. В такт шагам.

Нестор перевел бинокль на постройки, откуда шел выживший. Зомби. Сталкер насчитал десять зомбаков, разной степени «свежести». Два полутрупа, с выжженными после Выброса мозгами, терзали тела второй пары квада. Под их ударами погибшие долговцы практически лишились всей одежды и кожи. Остальные восемь «живых мертвецов», расчлененные пулями, валялись поблизости и дергались в попытках подняться.

Штурман отметил, что в числе «мертвецов» были и одиночки и наемники… и даже военные. «Да уж, сближает Зона людей», – с ненавистью подвел он итог наблюдениям, меняя сектор обзора. На глаза попались окровавленные ботинок и сапог. Ботинок был из натуральной кожи, с цепями и черепками.

Сердце заколотилось с удвоенной скоростью. Еще утром хозяин ботинка был живее всех живых…

Наметанным взглядом сталкер определил источник гибели – Карусель, что расположилась как раз по центру путепровода.

«Черт! Не сложилось нынче у Рокера…» – Как Нестор не пытался обнаружить другие останки, так и не смог. – «От безмозглых удирали, вот и влетели в аномалию…»

Его внимание снова привлек долговец. Тот, ориентируясь на вешки, уже вышел из лабиринта «вспухающего воздуха» и нагромождений заводского утиля. Теперь он двигался по «асфальтированной» площади к остову вертолета. Измотанный боец уже практически достиг его, как неожиданно из машины посыпались тушканы! Яростно заверещав, мутанты прыжками преодолели немногие метры до человека и кинулись на него. Долговец успел сделать лишь одну очередь. Пули ушли в никуда. Звери облепили его и, действуя зубами и когтями, принялись раздирать одежду. Отбиваясь от тушканов, сталкер уронил товарища. Когда раненый упал на землю, часть мутантов переключилась на него. Визжа и прихрюкивая, они принялись есть еще живого человека! Срывающийся крик оставшегося на ногах бойца разнесся по округе. Полное страдания эхо отразилось от стен, проникло в пустые ангары и ветром унеслось прочь. Автомат дал еще три очереди по земле, пока не вывалился из прокушенной руки. Сталкер сделал два последних, тяжелых шага и упал на колени. Левая рука пыталась оторвать от лица мерзкого зверя. Не удалось. Крик оборвался. Мертвое тело покачнулось и завалилось на бок.

Рядом со Штурманом раздались выстрелы. От неожиданности Нестор дернулся и чуть не уронил бинокль. Пока он, зачарованный, наблюдал за агонией, Бизон успел выскочить из здания и залезть на крышу.

– Какого хрена ты смотришь? – крикнул Гоша, – вали их!

Его пули настигли цели. Правда, тушканы не обращали внимания на косившую их смерть. Они утоляли голод. Несколько быстрых очередей и магазин опустел. Бизон потянулся за следующим, как Нестор неожиданно придержал его руку, и молча достал гранату. Приложил к губам, затем сорвал чеку и бросил эргэдешку. Пока граната летела, указал Бизону – «вниз» и аккуратно спрыгнул с крыши.

Расчет броска оказался идеальным. Граната упала в метре от беснующихся мутантов и, отскочив от асфальта, подкатилась прямо к телам должников.

Ее взрыв разметал Тушканов, не заглушив, впрочем, их визг. Но эффект получился добрым. То зверье, что уцелело, в панике кинулось прочь, на ходу влетая в Трамплины, густо насаженные по всей площадке. Сработала Жарка, выбросив на три метра вверх струю всепожирающего пламени. Из всей стаи в живых осталось несколько покалеченных особей. Более-менее целые разбежались кто куда.

Нестор присел на корточки. Прыжок с крыши отдался болью в ранах. Георгий еще с минуту наблюдал за тушканами, а потом тоже спрыгнул вниз. Присел рядом с напарником.

– Вроде бы и тушканы, а хрюкают, как свиньи, – наконец сказал он. – Откуда они тут? Ведь Выброс же был недавно... они все должны были к Кордону почесать...

– Значит, у некоторых все-таки есть мозги. – Стараясь не смотреть на товарища, Штурман ощупал пакет за пазухой. – Вот ты, к примеру, спрятался в баре. Они также по норам разбежались. Если бы все мутанты бежали из Зоны с каждым Выбросом... ведь так бы все извелись.

– Верно… – протянул Бизон. – Как же эти сволочи ребят погрызли…

Сквозь зубы выругался.

Сталкеры замолчали. Затем здоровяк все-таки не утерпел:

– Штурман, гранату ты нереально закинул! Где наловчился так?

Нестор поежился. Невовремя эти расспросы-допросы… В голове, как в калейдоскопе мелькали последние минуты – трупы долговцев, зомби, Бизон, в образе монстра...

«Бедняги. Не любит Зона стрельбу… Не зря же есть поверье, что будешь долго "шуметь" – притянешь к себе аномалию или еще чего. Вот и доигрались…

А если идти по-тихому, и тихонечко устраиваться на ночлег, то Зона тебя не тронет.

Может быть…»

– …Палыч, колись давай, кто научил?

«Вот же привязался…»

– Тебе что, лекцию прочитать, а? Кто из нас в армии служил? – Нестор сплюнул. – Камни кидал, чтобы отработать технику. Много кидал. Результат – сам видел. Лучше чем стрельба. Особенно ночью. Не выдает положения, патроны целее и всякие там эффекты лучше. И шумит в стороне.

– Ну ты интеллигент, блин, даешь! – Гоша покачал головой. – Мужик с головой, ничего не скажешь!

– Не все так просто. С кабаном-то мимо вышло. Хотел его гранатой оглушить, а потом из ствола валить. А в итоге он меня навалял… Зона всегда по-своему распишет, как ни крути…

Бизон понимающе кивнул. Хотел что-то сказать, но Нестор показал жест – «внимание» и буркнул:

– У тебя вода кипит.

Здоровяк нехотя поднялся и скрылся в проломе.

«Отстал».

Нестор снова притронулся к груди. Вагон, как магнит, тянул к себе… В тот день Штурман подошел очень близко к границе между жизнью и смертью…

С трудом переставляя пудовые ноги, он пошаркал к манящему чернотой проему двери товарняка. Двигаясь по краю эстакады, он коснулся рукой листьев небольшой березки. Проросшее сквозь асфальт деревце тихонько шелестело, словно читало молитвы о загубленных душах. «Может быть те, кто сгинул здесь, дали ей сил вырасти такой прямой и здоровой…» – подумал Нестор, – «И теперь она с благодарностью шепчет их имена…»

Черный квадрат приближался.

Зеленая пузырящаяся аномалия исчезла. После последнего Выброса он пропала, будто ее здесь никогда и не было.

Сталкер дотронулся до древних досок. Вагон простоял тут около тридцати лет. Пережил все Выбросы и кислотные дожди. Служил укрытием и засадой. Он давным-давно должен был рассыпаться в прах. Но он жил. Жил своей странной жизнью, застряв в какой-то точке пространства и времени. Или вообще в параллельном измерении, где время не течет…

Дверь в другой мир…

Нестор шагнул туда.

Как же здесь темно!

Рука быстрее молнии метнулась за пазуху, вытаскивая пакет наружу. Пальцы превратились в стальные крючья, разрывающие податливую бумагу и тряпку.

Наконец они коснулись чего-то…

Бархатного на ощупь…

Приятная теплая волна прошлась по телу сталкера. Мышцы расслабились, ноги больше не могли удержать, и он опустился на пол. Тьма начала окутывать его сознание. Мир стал чернеть, звуки становились все тише и тише…

– …!!!!

Вопль. Женский вопль отчаяния. Страшный. Пронзительный. Выворачивающий душу.

«Зона…»

«Это кричала Зона…»

«В облике моей жены…»

Слезы брызнули из глаз. Образ давным-давно потерянной женщины стремительно угасал. Нестор изо всех сил старался удержаться на поверхности реальности, но неумолимая сила затягивала его все глубже и глубже. Сознание и рассудок постепенно гасли. Борьба была тщетной. Глухая чернота подсознания раскрылась перед ним, и он увидел…


…Небо. Какое же оно глубокое…


Давненько я не чувствовал себя так спокойно. Почему мандраж прошел - не знаю. Может, из-за того, что в небе разошлась хмарь, и оно стало синим? Может быть... Синее небо - это хорошо. Значит, не совсем еще проклята Зона...

Человек по сравнению с громадой неба – никто. Тем более, если еще и один…

А одиночкой быть трудно… Один. Всегда один. И некому прикрыть спину...

Спрятавшись в старом товарном вагоне, через дырку в обшивке я смотрел на узкую тропинку между платформой и эстакадой. Вообще-то устраивать засаду в вагоне опасно, потому что ты автоматически окажешься в ловушке, если что-то пойдет не так. Одна граната – и ты глухарь. Но с другой стороны, на этом и построен весь расчет. Что "умные" сталкеры именно по этой причине отбросят мысли о возможной засаде, и не утроят осторожность, проходя мимо. А сегодня их бдительность усыпит еще один козырь – в трех метрах от вагона, прямо посередине железо-бетонной эстакады, разлилась лужа зеленого киселя, на краю которой болталась слизистая кучка. Бывший Тушкан. Любой здравомыслящий сталкер не заподозрит засады, увидев бесхозный артефакт. А когда попытается его взять, вот тут-то я его и прощупаю.

Один только минус - счетчик Гейгера, своим постоянным тресканием демаскировал и действовал на нервы. Пока не выключил.

Вагончик в свое время от души хапанул радиации. А наплевать! Дети все равно мне нахрен не нужны. Антирада вколю пару штук, да с полгодика еще погуляю... а там, если с баблом не выберусь отсюда, то уже все равно ниче не поможет...

На глаза опять попался шарик Слизи. Мерзкий. Вытягивает маленькие щупальца. Затягивает обратно. Живет мол. Вот же хрень какая получается! Ведь только из живой твари можно получить артефакт! Да и то не каждый раз! А иначе бы все тут уже на мерсах разъезжали. Кинул дохлого мутанта - держи артефакт! Фиг вам. Зона только за живую душу че подкинуть может. И то, если в хорошем настроении будет.

Зона-зона... гиблое место...

Не получается завязать. Хочется, а не получается!

Как же тут холодно. А вроде пол деревянный.

Зеленые пузырьки от Холодца мельтешили перед глазами, мешая сосредоточиться. Кроме них и Слизи в обозримом пространстве больше ничего не двигалось. В голове сразу рисовались картины растворяющихся в этой субстанции людей. Как они тянут свои руки, с лопающейся кожей. Как их плоть становится ноздреватой и курится сизо-зеленым дымом. Рты скошены в немом крике. Вместо криков – хрип. Не больно поорешь с сожженными связками...

Видел я такое. Вживую.

Как же хочется свалить отсюда! Куда глаза глядят, лишь бы не видеть шипящее зеленое месиво и не слышать тихие щелчки лопающихся пузырей!

Только кусочек неба, на который я изредка бросал взгляд, из-за полуприкрытой створки двери, удерживал меня на месте. Восстанавливал душевное равновесие. Остальной пейзажик красотой не блещет. Да и чему блистать-то? Кучам обломков шлакоблоков и осыпавшейся штукатурки? Или гнилым бревнам, битым кирпичам и прутьям ржавой арматуры?

Одна Грязь. С большой буквы. Но всматриваться в этот мусор все равно надо. Зона разгильдяев не прощает... Пулевые отверстия и бурое пятно на стене подтвердят, что это так…

Ну когда же... когда же появится хоть кто-нибудь... Сволочи. Пошевелившись, я попоробовал принять более удобную позу. Через дыру в полу задувал ветерок и, забираясь под складки плаща, неприятно холодил бок. Кожа не хотела остывать, из-за чего по телу то и дело высыпали мурашки. Хуже нет, чем ждать чего-то.

Голова болит... Чертовы видения... все нервы измотали... никогда на бессонницу или кошмары не жаловался и, блин, дожил – мертвецы пристали. Все Зона. Стерва. Пьет кровь потихоньку... Двое суток почти не спал...

Шум!

Сердце ухнуло вниз и бешено забилось в предчувствии смертельного риска.

Мерзкий ветерок принес писк Тушканов. Кто-то их шуганул!.. Так-так, все-таки несет кого-то нелегкая! Лишь бы только одиночку!

Ветерок меня больше не донимал. Наоборот, он стал моим союзником, с усердием принося мне шорохи от движений крадущегося человека. Тушкан еще раз взвизгнул, а затем сработала Электра. Недобиток что ли был? Обычно они стайками гоняют. Ну да черт с ним! Пожива идет!

Чуть слышные шаги раздавались все ближе. Человек шел не спеша, часто замирал на месте.

Че ты там копаешься! Заняться больше нечем, как чуть что, сразу на пердак падать! Тут же артефакт! Вот он, миленький! Прям сам в рюкзачок и просится! Нет, надо каждую кочку ощупать, каждую фекалию местной животины обнюхать!

Пальцы непроизвольно пробегали по рукоятке ножа, все примериваясь, как бы так поаккуратней схватиться, чтобы, при случае, нанести удар как надо. Наверняка.

Пистолет успокаивающе оттягивает карман. Жалко только автомат без патронов. Посподручней бы было. Но деваться некуда… Да оно и соблазна меньше. И еще один ходячий покойник тоже на хрен не нужен…

А-а, вижу-вижу тебя паря… Давай еще чуть-чуть…

Я приготовился к прыжку. Сталкер уже увидел артефакт. Тот сразу завладел его вниманием, на что я и рассчитывал. Схема была четкая. Жаль разыграть ее удается очень редко.

Затаив дыхание, я выжидал момент, когда ходок начнет закрывать артефакт в контейнер. Тогда у него и руки будут заняты, и артефакт, в случае драки, не пропадет. Ветер дунул как-то особенно резко и колюче. Скосив глаз, я увидел, что небо начало затягиваться тучами. Вместе с уменьшением синего лоскута чистого неба, последние крохи спокойствия растворялись в сумерках безотчетной тревоги. Плохой знак.

Наконец жертва закончила! Пора!

Практически бесшумно я «вышагнул» из вагона и уже через долю секунды приставил нож к горлу незадачливого охотника за артефактами.

– Сегодня тебе повезло сталкер, – негромко произнес я, вытаскивая пистолет и приставляя его к спине врага. Прямо напротив сердца. – В отличие от Зоны, я даю тебе выбор. Либо ты отдаешь мне барахлишко и мы по-тихому расстаемся друзьями. Либо, пока ты будешь подыхать долго и мучительно, я присмотрю за твоим хабаром. Три секунды. Выбирай.

Никаких угрожающих нот и зловещего шепота. Не на сцене. Человек и так безошибочно чувствует, когда костлявая встает у него за плечом.

– Послушай, уважаемый, всегда ведь можно договориться... - Голос просел от напряжения. Хорошо. - От меня живого больше толку, чем от мертвого. Ведь есть схроны…

«Уважаемый? Вот ведь люди бывают... » – пронеслось у меня в голове, когда я немного надавил на нож, чтобы прикрыть болтуну рот. – «Ни брат, ни друг, ни сталкер… Бывший ученый что ли? Интересно…»

– …которые все должны быть отмечены в твоем КПК, – закончил я за него, и потянулся рукой с пистолетом к ремню Обокана противника.

– Но я также знаю людей, у которых во… – С этими словами гад резко ударил меня по руке с ножом и вырвался из капкана.

«Ах ты сука!» – только и успел подумать я, как шальной выстрел, из моего же пистолета, оглушил меня на секунду.

Пуля прошла в сантиметре от головы сталкера. Он же, не упуская момента, поднырнул под нож. Автомат последовал за хозяином и его ремень вывернул пистолет из моей руки. Как во сне я видел, как мой ствол медленно падает на землю. В это же время моя нога уже шла вперед, прямо в живот «жертве». Рукоятка оружия коснулась эстакады, выбив маленькие осколки бетонного крошева. Ходок попытался вытянуть автомат вперед, но страшный удар перевернул его на спину. Когда пистолет застыл в неподвижности, я уже лежал на сволочи, и мой нож опять устроился возле чужой шеи, продавив платок и подрагивая от биения чужого пульса.

Звон от выстрела все еще стоял в ушах.

«Ну все, звездец. До лужи всего метр...»

Черные глаза, широко распахнувшись, смотрели на меня затравленным зверем. Страха в них не было. Была лишь обида и злость за такую вот несправедливость – что я лежу на нем, а не он на мне.

"Больно падла? Вижу - больно!"

– Вот ты и сделал свой выбор, сталкер, - прошипел я, еле сдерживаясь, чтобы не полоснуть раньше времени. – Сейчас я тебя выпотро...

Не договорив, я резко ударил его в челюсть. Пусть сначала получит за свой косяк. А потом можно и в расход.

Удар вышел хорошим. Костяшки заныли, а респиратор, закрывающий лицо будущего покойника, съехал на бок.

«Штурман?! Ёкорный бабай! Во дела дак дела! Неужели Штурман?»

От удивления я даже немного отпрянул назад.

– Штурман?

В глазах у небритого бродяги вспыхнул огонек надежды. Судя по тому, как забегали его глаза, он пытался присмотреться и сообразить, кто я.

Маска!

Не меняя позы и не делая резких движений, я поднял руку и опустил защитную ткань с лица.

Еще две секунды узнавания.

– Седой? – Наконец прошептал мой бывший подельник. Потом более уверенно воскликнул, – Седой, так это ты, мать твою за ногу?

Ну, вот и встретились, бродяга…

– Точно Штурман, – усмехнулся я, убирая нож и поднимаясь на ноги. – Давай поднимайся. А зла на меня не держи. Сам понимаешь, что всякое бывает.

Пока компаньон, потирая челюсть, оттряхивался и собирал разлетевшиеся манатки, я подобрал пистолет и огляделся. Прислушался. Принюхался…

Никого нет. Только небо продолжало затягивать тучами. Дождь наверное будет… Дрянная вода всяких цветов. И проникает сквозь любую одежду. Что потом кожа облазит или зудеть начинает. А кто и вообще дышать перестает... Обычный дождь в Зоне редкость…

Легкое прикосновение вернуло меня на грешную землю.

– А что ты один обретаешься? – Наконец водрузив барахло на себя, Нестор вытер с подбородка кровь. – Где Васька Колобок, Аптекарь, Гриня Штуцер? Другие охотники?

Как всегда вопросы. Человек не может обойтись без них. Иначе при встрече будет чувствовать себя не в своей тарелке.

Я сместился к краю эстакады и сел на корточки.

«Выгнали меня эти сволочи! Обузой стал…»

Попробуй такое скажи.

Штурман ждал. Поглядывая на меня исподлобья, начал раскуривать сигарету. С него я перевел взгляд на Холодец, а потом на несколько Электр, обосновавшихся среди рельс впереди моего вагона. Молнии лениво гуляли между рельсами, время от времени переходя на стальные колеса ржавых и облезлых товарных вагонов. Ближайший вагон был заполнен углем, который за все это время сплавился в цельную твердую черную массу. Этот уголь так и не доехал до пункта назначения. Или доехал, но так и не был разгружен. Остановилась здесь жизнь. Первый взрыв на ЧАЭС в один миг превратил огромный промышленный комплекс в территорию призраков. За несколько десятилетий тут мало что изменилось. Разве что кабинеты разграбили. А техника так и стоит, ржавея, и ждет своих хозяев.

– Разошлись наши дороги. – Услышал я сам себя. В горле перехватило. Как же я был зол на них! И как меня все здесь заколебало! – Устал я. Сильно устал.

– Что так?

– Да ты знаешь, Палыч... Я о жизни задумался... нет, скорее, о старухе с косой…

Дрогнувшие связки подвели меня. А безотчетный страх, что мучил меня в последнее время, выплеснулся через мои глаза. Штурман увидел его. Уверен в этом. Потому что он отразился в его зенках. Но, зараза, не подал виду.

Как же я устал от Зоны! От одиночества! От хвоста, что волочится за мной повсюду!

– Сколько я людей замочил ради «куска хлеба»... – Моя мысль прозвучала вслух. Но мне уже было все равно. – Тебе и не снилось! Даже дети были. Только в последнее время этот кусок все чаще мне поперек горла встает. А они…

Я резко обернулся, почувствовав, что та, кого я упомянул, стоит за спиной.

Никого.

Ни живой души, ни покойников.

В горле пересохло. В голове по вискам стучали тысячи молоточков.

– Но ведь меня ты хотел убить? Значит, все-таки дела делать не мешает...

– Нет. Мешает. – Обдумывая, как объяснить ему получше, я заскочил в вагон и начал искать в рюкзаке банку с «энергетиком». – Ты сопротивляться стал. С другими я был аккуратней. Они отдавали мне свои КПК и рюкзаки. А раз лица моего не видели, поэтому и остались живыми.

Вытащив банку, я откупорил ее и с наслаждением глотнул.

– А ты как? – спросил его.

– Живу жизнью обычного сталкера. Вот, – Нестор похлопал по рюкзаку, – артефакты собираю. На жизнь хватает.

– С кем из наших пересекаешься?

– Не доводилось. Сам видишь, рейды у меня в другой стороне проходят…

Он хотел сказать что-то еще, как вдруг по округе разнесся звук сдвигаемого железнодорожного состава, а спустя секунду – свисток локомотива.

От неожиданности я вздрогнул. Одна рука автоматически метнулась к карману, другая – к груди. Штурман тоже напрягся и присел, выставив вперед автомат.

Тишина.

Фантом пропал. Отголосок прошлой жизни всплыл на поверхность настоящего, и снова канул в Лету. Никаких звуков человеческой деятельности. Лишь, как обычно бывает перед дождем, ветер задул быстрее, закручивая и поднимая в воздух пылинки. Где-то неподалеку на крыше ангара захлопал полу-оторванный лист железа.

Дыхание Зоны... Испариться бы отсюда или провалиться сквозь землю… Лишь бы не чувствовать его.

Нет. Все не так. Просто это мы так здесь живем. Собственной тени боимся.

Я все ждал, что звук повторится. Но нет. Лишь монотонное бряканье железного хлама.

Допив «Non-Stop», я швырнул банку в Электру. Раздался оглушительный треск.

Все лучше, чем звуки поезда с мертвецами.

Хотелось еще поговорить. Когда еще выпадет такая удача?

– Так ты, значит, решил здесь Зону прошерстить? На Свалке конкурентов много?

Палыч сплюнул кровавый сгусток в аномалию. Зеленая слизь зашипела и, после некоторого бурления, на ее поверхности появилась бляшка. Может даже мини-артефакт. Только вот попробуй его достать.

– Да, – согласился он, но как-то кисло. – Тут как-то... стабильно, спокойно. Долг со Свободой периодически грызутся за Бар, выгоняя другу друга то на север, то на юг. Наемников отсюда военные выжили... Да и «друзья-охотники» мало тут шастают.

Ха! Бывшую прикентову «друзьями-охотниками» величает! Да… Что уж говорить, как был Штурман ботаником, так и остался.

– Баром сейчас Долг заправляет? – Не то, чтобы я особо интересовался Долгом, но пробить почву следовало. Давненько там не был. Если что, можно будет как-нибудь аккуратно заглянуть на огонек...

Нестор утвердительно кивнул. Мы так и сидели друг против друга – я в дверном проеме вагона, он, непрерывно крутя башкой, – рядом с Холодцом.

– Не боишься, что они прознают, что ты с нами почти год Зону топтал?

– Нет. Кто им об этом скажет? Те, кто нам попался, гниют. Те, кто попался из нас Долгу – тоже. Поэтому, как и Долгу, так и мне пока живется спокойно.

Не нравится ему наш разговор. Морщится… Несладко вспоминать былые подвиги.

Но я не мог отказать себе в удовольствии поддеть старого приятеля поглубже.

Он смог соскочить. А я нет. Но внутри он остался таким же, как и я. И я видел это. Вот поэтому я не держал на него зла, что он ушел сам. А меня чуть не убили.

– Так они не знают о том, кто именно дал нам наколку на добрый схрон с их припасами в позапрошлом году? И про тех четверых, что мы вырезали осенью того же года...

– Нет! И точка! – Все-таки я разозлил его. – Хорош уже! Знаешь ведь, кто старое помянет, тому глаз вон!

– А кто забудет, тому оба! – усмехнулся я. – От тебя слыхал. Ладно... шучу я.

Мысли о прошлом вихрем пронеслись в памяти. Много там было крови… Много вот таких вот черных дел… А сейчас я остался один. Или…

Резко вскинув голову, я посмотрел в сторону железнодорожной стрелки, находящейся в метрах тридцати от нас. По ту сторону Электр, стояли два сталкера. Просто стояли. Даже не смотрели в нашу со Штурманом сторону. Но я узнал их! Узнал и кровавые дыры в их комбезах…

Точно!

Второй раз за последние пять минут предательская слабость пробежала по телу.

Немец! Да еще и Марика с собой притащил!

Я бросил взгляд на Штурмана.

Он что не заметил их? Ведь он всегда все подмечал раньше других! Поэтому и протянул в Зоне так долго. Стареет что ли?

Сделав вид, что мне что-то нужно в рюкзаке, я спрятался в вагоне. Штурман поднялся на ноги и, кажется, приготовился прощаться.

Я начал лихорадочно соображать, что мне делать. Если они будут и дальше преследовать меня, я пропаду!

Дрожащей рукой я залез за пазуху и вытащил пухлый конверт.

Что там говорил Веселый Граф? На Янтаре можно найти человека, который кое-что знает… Знает, что можно сделать…чтобы поправить мое положение.

Я должен найти его!

Но пакет! Я не могу носить его с собой! НЕ МОГУ!

– Эй, Седой! – Штурман заглянул в вагон и увидел, как я сижу над открытым рюкзаком, тупо уставившись на сверток. – Спасибо, что не убил. Пойду я.

– Подожди! – Я ухватился за спасительную мысль, как за соломинку. – Палыч, у меня к тебе дело есть. Хочу купить твои сталкерские услуги!

– Да? - удивился он. - И что же ты хочешь? Неужто проводник кому понадобился? Так я с наводками завязал. Или артефакт какой-нибудь ищешь?

– Все гораздо проще. Хочу, чтобы ты поработал камерой хранения. Придержишь у себя вот это? – Неожиданно для себя, я схватил его за руку, и вложил в нее пакет. – Я после Выброса вернусь и неплохо заплачу.

– Заплатишь?

Снова удивление и недоверие. Убрал руку. Такой он, Штурман. Никому не доверят. В Зоне доверчивые долго не живут…

– Но чем? Ты ведь только что пытался ограбить меня ради хабара...

Но моя надежда уже разгорелась с немыслимой силой. Я не мог больше ждать.

– Я же сказал, у меня порядком информации о схронах. Только ходи и собирай. Я как раз собираюсь наведаться в два-три места. На Янтаре. А тебя тормознул, так как патронов для автомата горстку надо. – Меня понесло. – Вещь ценная. Опасаюсь с собой нести. А ты же знаешь, что там военные у яйцеголовых постоянно отираются. И рейды постоянно устраивают.

– Думаешь, порешить могут? – выдал бывший собутыльник.

– Да нет. Я уже два раза им попадался. Прошманают, оружие с рюкзаком заберут и, – пинком под зад. А в пакете вещь, которую я для добрых людей приберег.

– А что в пакете?

– Вот это тебя волновать никак не должно. Не вздумай вскрывать его. И другие не должны знать, что ты на это подписался. У меня свои причины скрывать. Буду должен. Оплату выберешь сам. Информация, артефакты, лекарства и консервы армейские... – Душа затрепетала, и, к своему стыду, я уже не мог остановиться и погнал как сивая лошадь. – Да че там, конечно рассчитаемся! Ты же меня знаешь, я в долгу никогда не останусь! Мы же с тобой старые приятели, пили сколько раз вместе! Зону вместе топтали! Все…

– Ладно, ладно. Давай сюда свою посылку, – Штурман прикоснулся к пакету. – Тебя когда ждать? И где?

– …Э-э… Да. Вот на этом же месте. Где-то через дней пять-шесть после Выброса.

– Договорились. – Вытащил из подсумка рожок с патронами и бросил мне на рюкзак. – Больше нет.

Я пожал ему руку и отпустился от свертка.

– Ладно, Седой, я пошел. – Штурман повернулся к выходу из вагона, засовывая пакет за пазуху.

В дверной проем я видел, как небо становилось темнее. Синева исчезла. Ветер дул из центра Зоны, предвещая один из ядовитых дождей. Тьма сгущалась. Когда он вышагнул прочь из вагона, я захотел пожелать ему Удачи:

– Эй! Палыч…


– …. очнись! Хорош балдеть!.. Ты в порядке, нет?.. – Встревоженный голос Бизона пробился сквозь пелену дурмана, а тяжелая оплеуха выдернула сознание из коматозного состояния.

– М-м-м... – Нестор хотел сказать, что он далеко не в порядке, что жутко трещит голова, а дневной свет ножом режет по глазам. Но вместо всего этого у него получилось лишь невнятное мычание. Язык отек и не желал слушаться. Правая кисть сжимала предмет из пакета. Почти рефлекторно рука дернулась и скрылась за пазухой, уложив вещь во внутренний карман куртки.

Сталкер почувствовал, как мощные руки напарника приподняли его и потащили куда-то. Когда Георгий устроил его у стены, сознание окончательно прояснилось. Навалившись спиной на твердую поверхность, Нестор ощутил, как от нее веет расслабляющей прохладой.

Мыслительный процесс стал приходить в норму. Глаза начали различать окружающий мир. Пока картина получалась размытой, но все равно была лучше непроглядного мрака.

«Это невозможно!»

В сознание начали прокрадываться странные образы, липкими щупальцами проникая в каждую частичку души, не позволяя думать ни о чем другом. Как сон, цепляющийся за сознание, хотя человек с каждой секундой после пробуждения все больше забывает его.

«Это невозможно! Нет! Я не мог быть Седым!»

Нестор пошевелил руками и ногами. Прислушался к внутренним чувствам. Сам себе утвердительно хмыкнул.

Теперь он точно знал, что именно сейчас нужно его рассудку.

– Все в порядке, Бизон… кхм… Дай мой рюкзак.

«Неужели этот хриплый голос – мой?»

Дальше...

Поддержим сайт

Убедительно просим поголосовать за рассказ "Исход":



Если Вам понравился сайт, нажмите, пожалуйста, эту кнопку.

Internet Map

Советуем посетить


Обмен кнопками

Литературный клуб любителей фантастики 'ТриСТА'

Интернет-бутик украшений товаров для рукоделия

S.T.A.L.K.E.R.: Shadow of Chernobyl

STALKER

Если Вы хотите разместить здесь свою кнопку, установите у себя на главной странице нашу и свяжитесь с нами по почте (anubix@mail.ru).

habar.3dn.ru
Код нашей кнопки.


Статистика

Rambler's Top100
Украинский портАл

Счетчик тИЦ и PR
LiveRSS: Каталог русскоязычных RSS-каналов
Prime RSS - Крупнейший каталог блогов, новостных лент и RSS


 Copyright AnubiX © 2008-2009
Бесплатный хостинг uCoz